?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous
Границы безграничного терпения
Ужинаем: мясо, гарнир и огурцы длинными дольками. Разговариваем за жизнь, жуем и вдруг Бася: "Мда-а, люди делятся на три категории". И на тарелки показывает. А там напоследок, "на сладкое" оставлены: у меня огурцы, у Лизки макароны, у Баси - мясо. Почему-то смешно, и только сейчас я вспомнила, откуда это дежавю: "Люди делятся на две категории, одни сидят на трубах, другим нужны деньги", только вот фильм этот мои вроде как не смотрели...
2 комментария or Оставить комментарий
Лиза, кричит из детской:
- Ма-ам, а что такое "карбюратор"?
- Погугли, сама, пожалуйста.
И тихий Басин шепот в той же детской:
- Лиза, я же тебе говорила, что она вовсе не такая умная!
4 комментария or Оставить комментарий
Дочечка моя сегодня на приеме у окулиста примерила свои первые линзы (Или вставила?)
И первым делом спросила - а зеркало есть? Я хочу на себя без очков посмотреть.
Смотрит - и улыбкой расцветает, на ходу просто.
Она же и вправду себя без очков ни-ког-да не видела.
Я чуть не разревелась прямо там, в кабинете.
Но вторым делом дочечка сказала - "какая ты огромная, мама".
Реветь мне расхотелось :)

Теперь она удивляется изменившимся размерам всего, например, кухня стала очень маленькой, а сестра и собственные руки - наоборот большими.

У нее удивительно красивые глаза. И длиннющие ресницы. И очень выразительный взгляд.
16 комментариев or Оставить комментарий
Дочечка рассказывает:
- На уроке задали вопрос, идиотский конечно: "весь ваш класс находится в лодке, лодка тонет, вы можете спасти только троих. Кого спасете?" Я про одноклассников не сразу надумала, но решила, что я точно спасу классную руководительницу.
- Хм, а почему? (впрочем мне кажется, их классная стоит того, чтобы ее спасать)
- Ну хотя бы потому, что она русская!
Под мой хохот Бася понимает, что что-то не то ляпнула, и добавляет:
- Потому что раз русская, то два языка как минимум знает, а это нам пригодится!
3 комментария or Оставить комментарий
Девочка Лиза притащила мне свою домашку по второму иностранному, то есть русскому, языку: "Тут в тексте надо пропущенные слова вставить, есть только первые буквы. Я вот не понимаю, в предложении "Был на даче у бабушки, много к..... и з....." и вправду нужно писать "курил и запивал"?

А поскольку до меня тоже не сразу дошло, каких слов они там хотели, предложила ей поменять "запивал" на "закусывал" и так и оставить.
13 комментариев or Оставить комментарий
напрасно в детстве вы решили
что карму можно обмануть
возьмите бублик александра
и в путь
4 комментария or Оставить комментарий
Пишет мне хороший человек и родственник М. в конце душевного разговора:
"Видишь, какая ты умная и опытная теперь"
Что я читаю как "умная и опытная тварь".
И так мне даже больше нравится.
Я думаю, что с нашим семейным чувством юмора мы точно не пропадем!
2 комментария or Оставить комментарий
Кусочек старой Пардаугавы - булыжником мощеная улица Лермонтова, запутанные пыльные переулки, старые-старые дома - деревянные и не очень, дворики утопают в зелени, и над всем этим и так пронзительным ретро-очарованием - вальс. Духовой оркестр на гимназическом дворе играет вальс.
1 комментарий or Оставить комментарий
Рассказываю подруге В. про фильм Still Alice. Он про женщин умных и сильных с болезнью Альцгеймера в исполнении Джулианны Мур.

Через пару минут подруга В. рекомендует мне российское одно кино. Хочу название записать, В. говорит - "запоминай, и никакого альцгеймера".

На следующий день что кинозал, что альтернативные ресурсы выдают мне все что угодно, но не искомое.

А поскольку я любитель отождествлять себя с героинями зацепивших фильмов, то думаю - ну вот он и Альцгеймер.

К счастью, вбить в поиск цифру вместо слова "два" помогло. "2 дня". Я все правильно запомнила.

Правда теперь я думаю, что я хоть и без альцгеймера, зато блаженная. Как героиня Раппопорт.
Оставить комментарий
Во мне невероятным, я бы даже сказала шизофреническим способом уживаются неимоверная эмоциональность и не менее неимоверная рациональность. Моя подруга И. это хорошо разглядела по моим дочечкам, каждая унаследовала свое: одна на чувствах вся, вторая - на разуме. По-моему, обеим проще, чем мне.

И поэтому эмоциональная я на днях нажралась в одиночку омерзительной медово-перечной водкой (другого пойла в доме не оказалось). Хорошо так нажралась, до прямого канала связи с мирозданием и распевания душещипательных песен. А рациональная я перед этим а) спрятала подальше телефон, б) заварила бадью крепкого чая и поставила ее на ночной столик, подальше от края и в) поставила под кровать тазик, вдруг пригодится.

Даже скандалы у меня запланированные. Хотя спонтанные почему-то получаются лучше.
3 комментария or Оставить комментарий
Аня из Латвии, которая сейчас находится в командировке в Азии, не может ответить на звонок из Африки, потому что разговаривает с коллегами из Риги, которые сейчас находятся в одной из стран Латинской Америки, для того чтобы потом проконсультировать партнера из Австрии, который в настоящий момент находится в командировке в Болгарии, по проекту, который сейчас реализуется в другой стране Латинской Америки.

А вы говорите, "может ли мужчина жениться на сестре своей вдовы", ха.
4 комментария or Оставить комментарий
Нормальные барышни говорят "я девочка, я ничего не хочу решать, я хочу на ручки и платье".
Я девочка, и я хочу релииииз!
Оставить комментарий
Я поверила в реальность происходящего, когда шипящий на сковороде бекон смачно плюнул в меня брызгами кипящего жира – давно не готовила на много человек сразу. Будем считать, что несколько пятен на правом запястье – это еще один нестандартный сувенир, я люблю обзаводиться чем-то необычным в своих поездках: ведь и завтрак, и большая компания, а может, даже и сковородка были американскими. Я сделала то, что год назад казалось совершенно невозможным и оставалось невероятным даже после того, как смешливый человек в форме сказал «Welcome to the United States» и шлепнул в наши паспорта по печати.



И еще я поняла, что я жестокий и изощренный тролль: я очень люблю по-доброму спрашивать своих вернувшихся из путешествий друзей о самом ярком, наиболее запомнившемся впечатлении. Оказывается, это совершенно невозможно – выбрать одно.

Оранжевые шары спелых персиков, рассыпавшихся по серой проезжей части жаркой и неприветливой бруклинской улицы? Лопнул пакет с провизией: мы в спешке выгружали вещи из машины. Подбросившие нас до снятых бюджетных апартаментов уже опаздывали в аэропорт, и что-то в этом было очень правильное – не иметь времени на печальные и всегда неловкие прощания перед долгой разлукой, и волновались потом каждый о своем: я – о том, а успели ли ребята на свой рейс, а они – о том, что с нами будет в этой недружелюбной на первый взгляд обстановке не самого фешенебельного городского района, впрочем с ним меня примирил а) шикарный комплимент хозяина, выраженный в вопросе, каким спортом я занимаюсь, что такая изящная (и надо сказать, что по их среднестатистическим меркам я-таки действительно получаюсь маленькая) и б) фотографии Леннона и Хендрикса на стенах внутри квартиры – тут живут наши люди!

Пустой, еле освещенный, прогретый солнцем, пахнущий деревом и сеном амбар на берегу озера? Через день в нем зажгут свечи, заиграет на удивление близкая мне музыка, мои деточки наконец-то перестанут делать торжественно-серьезные (еще бы, ведь они участвовали в свадебной церемонии) лица и побегут танцевать, я буду радоваться за новобрачных и немножко им завидовать, и смотреть на отблески ночного салюта в тихой воде. А сейчас я слышу, как в тихий жаркий полдень потрескивают перекрытия горячей крыши, перебираю привезенные из нескольких стран семейные фотографии разных лет, и чувствую, как звенит вдруг остановившееся время.

Или то, как мы пропустили нужный поворот на федеральной трассе, свернули на следующем и оказались в том самом Вудстоке, проскочили, не останавливаясь – ведь вернемся, и, конечно, не вернулись. Пейзажей одноэтажных городишек я нахваталась на других дорогах, и там были и толстые байкеры в черном, и от руки написанные ценники домашнего лимонада, стакан за несколько центов, и заброшенные террасы, и гаражные распродажи.

Как я присела на травку в Центральном парке, да там и заснула, пока деточки переваривали музейные ощущения? А проснувшись, решила сэкономить на общественном и дойти пешком от 76-й до 44-й, и именно в этом незапланированном походе (для справки: за два дня было убито четыре пары обуви и израсходовано полторы пачки пластырей на троих, хорошо, у всех один размер и можно на ходу меняться туфлями) город вдруг открылся нам знакомыми по любимым книгам и фильмам местами, зданиями и улицами, шагай и вдыхай.

Или маленький, печеным яблоком сморщенный пожилой китаец, он сидит напротив Старбакса на углу Центральной и Канал-стрит в Чайна-тауне и играет на не знаю как называется народном струнном инструменте тягучую и печальную свою музыку, и проносятся мимо совершенно разные люди, и мы – через Маленькую Италию, сквозь пестрые развалы уличного рынка – пешком на Бруклинский мост.

А может, как я, циничная половозрелая тетка, зачем-то разревелась на бродвейской Мамма Мии, не дождавшись даже безотказно слезоточивой для меня The Winner Takes it all? Театрик старенький и ждет ремонта, актеры живые и так близко, ошалевшие от впечатлений длинного дня деточки с восторгом таращатся на яркую сцену, сменяются декорации, свет и песни, и я сквозь слезы думаю, что я или очень глупая, или очень счастливая, а, может, и все вместе.

И все-таки нет. Вот оно, то самое-самое, одно: я танцевала босиком по мокрой после сильного, шумного и по-летнему короткого ливня траве на лужайке Проспект-парка в Бруклине. Старенький совсем Willie Nelson пел свою матерую On The Road Again – с нее уже лет пять начинается мой плей-лист для дальних дорог и поездок, только вживую, по-настоящему, и было мороженое, и теплая от многочасовых гуляний по раскаленному городу вода, и вино в стыренных из Старбакса стаканах, и подсвеченные закатным солнцем мыльные пузыри, и налипший на подол юбки чертополох, и шестеро совершенно разных и неуловимо похожих людей, моих людей – два самых младших поколения нашей семьи, в которых я – самая старшая, собравшихся в таком составе впервые за 12 лет.

По земным меркам в этом мире прошла всего лишь неделя. В моей вселенной – пожалуй, сойдет за полноценные три плюс разница во времени, к которой я моментально привыкла там и никак не могу перестроиться дома.
5 комментариев or Оставить комментарий
... в Кении.

Тут зима, которая на пару градусов теплее латвийского лета, и местные спрашивают, как мне не холодно в легкой майке. Тут темнеет в начале седьмого, и говорят, оно так в любое время года.
Тут у женщин тонкие красивые пальцы, а мужчины - почти все ростом с меня, а если я на каблуках, то и вообще. Тут легко считать деньги - 100 шиллингов за евро. Уличных фонарей почти нет, а те что есть - не всегда горят. Светофоры есть, но тоже ни к чему, и пробки, задымленные сумасшедшие пробки, и вдруг выныриваешь в пустоту и даже цветущую зелень. Тут у домов нет адресов, только названия. Тут говорят по-английски с новым, непривычным для меня акцентом, и мне неловко - я улавливаю от силы три четверти смысла, а разговоры-то все сплошь дружелюбные. Тут есть трущобы и сверкающие многоэтажки. Учусь в правильную сторону поворачивать голову при перебегании дорог и не ломать каблуки и ноги на лишь отчасти мощеных улицах.

Оно странно, необычно, непривычно все - но не поэтому ли и так здорово?
9 комментариев or Оставить комментарий
В конце второй страницы моего резюме, там, где люди пишут о личных качествах и интересах, уже много лет среди относительно стандартных увлечений значатся "незапланированные путешествия" - я люблю срываться с места и уматывать куда-то, неважно - далеко или близко, одна или в компании. Вот только в последнее время такие забеги случаются нечасто: то погода не та, то финансы, то настроение.

Несколько дней назад я бежала чуть ли не первую и однозначно самую счастливую в своей жизни стометровку (ну ладно, чуть поменьше на самом деле) - стараясь догнать почти отчаливающий от вечерней пристани последний рейсовый кораблик. Кстати, успела. И даже почти не запыхалась - вот она, правильная мотивация. И четырежды перебралась через одну и ту же реку - один раз под водой, два - пешком через мосты и один - над водой. Пролетела несколько тысяч километров, проехала - пяток сотен, да прошагала дюжины две, из которых половину - по туманным призрачным паркам, а вторую - по залитым почему-то совершенно апрельским солнцем улицам. До кучи просто побыла пару суток совершенно и абсолютно стопроцентной девочкой, которая не хочет ничего решать, а хочет на ручки. Правда, платье я все-таки купила себе сама. Но из-за джинсово-кроссовочного формата прогулки оно мне как-то не пригодилось. Буду на работе носить, стараясь поменьше клевать носом - девочки моих лет уже как-то сложно отходят от нескольких почти бессонных ночей. Но по-прежнему о них не жалеют.
3 комментария or Оставить комментарий
Все расстраивалась, что чересчур устаю к вечеру: слишком уж много опечаток появилось в последнее время в моих ночных текстах, думала, вот ведь возрастное подкатило.

Перевернула клавиатуру, вытряхнула порядочную кучку жесткой семечковой шелухи. И жизнь почему-то сразу наладилась.

А чем вы занимаете руки, пока разнообразными способами убиваете время за монитором?
7 комментариев or Оставить комментарий
После первого раза. У обоих растрепались волосы, покраснели щеки и сбивается дыхание. Оба улыбаются.
Он: тебе точно понравилось?
Она: о, да.
Он: но ведь ты не стала делать "это"?
Она: не стала. "Это" мне не очень нравится, вот и не делаю. Можно, я не буду делать то, что мне не нравится?
Он: конечно, если тебе нравится остальное.
Она: о, да...

После второго. Они так же растрепаны. Чуть менее довольны.
Он: ...ты опять не присоединилась там, в конце.
Она: видишь ли. То, что происходит там, в конце, не доставляет мне никакого удовольствия.
Он: но я не могу по-другому.
Она: я знаю и готова быть с тобой. Но я не буду участвовать в том, что не нравится мне. Можно?
Он: можно, но я все равно буду делать это.
Она: меня это не парит и не расстраивает.
Он: тебе по-прежнему нравится?
Она: о, да.

Третий раз. Он делает это в самом начале. Она не успевает даже зарумяниться.
Он: не будешь?
Она: не-а. Извини.
Она встает. Улыбается. Тихонько и босиком выходит, чтобы одеться.

Случайная встреча через два дня.
Она: слушай. Мне нравится все, абсолютно все кроме этого. Это - я не могу. Я придумала выход. А что если ты как-то заранее дашь мне знать, если тебе захочется заняться этим в начале? Тогда мы сможем решить, нужно ли мне присоединяться в этот раз.
Он: нет. Я буду продолжать делать это когда захочу. Остальным нравится. Ты лучше просто больше не приходи.
Она: о, да, не вопрос. Удачи.

Вот так и не сложилось. А казалось - лучше не придумаешь. Недалеко от работы, можно успеть к половине седьмого. И быть дома сразу после восьми.
И народа не так уж много.
Парковка бесплатная.
Цена лимонадная, и две трети покрывает страховка.
Я прихожу туда за драйвом, о, я не люблю, когда мне обламывают кайф.

Как же было хорошо, когда однажды он не смог, и вместо него пришла вовсе даже она, и прежде, чем перейти к "этому", она спокойно и просто сказала - а сейчас кто хочет - присоединяется, кто не хочет - свободное время.

Я ненавижу аэробику и прочие прыжки. Я обожаю групповые тренировки на боди-байках. Моей хилой дыхалки хватает почти на всю тренировку. Мое тело забывает рваный ритм непростого рабочего дня, разогревается равномерно, да и что там - вполне себе неплохо выглядит в стройнящих зеркалах полутемного зала. В погоне за ритмом бешеной музыки я неистово кручу педали и напрочь отключаю голову. Отличная перезагрузка, к которой я прибегаю периодически последние лет двенадцать.

Но кто-то взял и придумал разбавлять тренировки на байках слезанием с тренажера для выполнения хоровых упражнений. Ладно, силовых, хотя резкая смена темпа, имхо, противоречит изначальной идее байков - постоянному движению. Хорошо, пусть в конце тренировки, когда дыхание постепенно возвращено в нормальный ритм, и нежелающие валяться по не очень чистому линолеуму могут и соскочить. Тут скачут. Тут скачут то в конце, то в середине, а то и в самом начале. Несколько раз за тренировку скачут. Фубля. Не мое. Я не люблю и не хочу прыгалки, вестибулярка не держит, я становлюсь неукюжей и несчастной, и куда-то девается весь тот кайф, за которым я собственно сюда и того.

Я, конечно, понимаю, что мальчик-тренер совершенно прав: не принимающему правил тренировки на этой тренировке не место, даже если несогласный вовсе не буянит, не бубнит и другими способами неудовольствия не выражает. Просто не участвует или смывается тихонько. Правда, мне ехидно и субъективно кажется, что я не единственная в группе, кому хочется свалить.

Мне ужасно жалко, что та самая _моя_ тренировка - полтора часа погони и никакого "а тепе-ерь сле-езли с велосипе-еда" в этом, рядом с конторой и с парковкой спортклубе есть. Но только раз в неделю, маловато будет.

И вообще, я считаю, что давайте называть вещи своими именами: час на велосипедах - тренировкой на байках, а полчаса прыжков и двадцать минут тренажера - аэробикой с элементами байков, и тогда тренеру не придется разочаровываться в мне, а мне - в тренировке.

Ни у кого на примете нет "старомодного" байк-тренера в Пардаугаве, а? Я готова пожертвовать лимонадной ценой или халявной парковкой.
9 комментариев or Оставить комментарий
Сидим в прекрасных взросло-детских гостях, настольно-застольная игра длится уже час и достигла того пика, когда по-прежнему захватывающе, но кто-то отстает, а кому-то наоборот везет чрезмерно, и самое время начать шуметь, перекрикивать друг друга, а то и обижаться то ли понарошку, то ли уже всерьез.

Бася опять не выиграла, отодвигает стул и убегает в коридор, на ходу бросив невнятное "я по_акать", что половина присутствующих расслышала как "покакать", а вторая - как "поплакать", и обе половины уверены в правильности своей версии, и мы хохотали так, что я так и не поняла в результате, а за чем же уходила Бася, знаю только, что вернувшись за стол, она быстренько развеселилась.

И понеслось.
"Ты тоже поплакать?" - вслед следующему встающему.
"Ну как поплакалось?" - возвращающемуся.
"Все поплакали?" - перед выходом.
"Плакса!" - слишком долго засидевшейся за заветной дверью.
И, уже дома - "пойду-ка, поплакаю".

А от себя добавлю, это очень, очень сложно - раздавать не по две, а по шесть карт на игрока и не следить за взносом блайндов - это после проведенной накануне в оффлайновый дружеский покер ночи.
Оставить комментарий
Провожаю дочек в школку - они уходят раньше меня, напоминаю о больших домашних делах: "так. одной нужно посмотреть, что в ванной протереть - в порядок привести, а второй - то же самое в кухне, плита уже замызганная и подоконник пыльный".

И потом сама себя останавливаю и говорю: "А вообще нормально, конечно. Мать вечером в театр намылилась, платье-туфли-серьги, а две золушки дома сиди, плиту мой".

Эти ржут. "Ну да, ну да, ты еще скажи кастрюли чистить".

Но поскольку по сути на мне мо-прежнему если не бОльшая часть домашних хлопот, то наиболее тяжелые или неприятные из них, то мы решили, что все по-чесноку. И дочки оставили на мое попечение два невынесенных мусорных мешка.
6 комментариев or Оставить комментарий
Вопрос питания в дороге решался стихийно, разнообразно и творчески.

KFC по дороге туда - надо же было дочечкам показать эти ведра куриных ног и вареную кукурузу. Гостиничный и вполне приличный завтрак с установкой "по пять евро заплатили, на пять евро и напихаться". Кстати, работает - на таком завтраке можно почти спокойно продержаться до вечера.

Пакет сделанных с любовью и заботой домашних сендвичей и кулек всякого остального недоеденного в Праге - в обратную дорогу. Как я ворчала на участников нашего реюниона - мол, зачем пихать нам с собой остатки булок, колбасы, печений и, о боже, литр молока. И как я была им благодарна за все в эту сумку напиханное напиханное десятью часами позже.

Потому что никакой другой еды на отрезке Прага-Варшава нам почему-то не встретилось.

И даже в Варшаве не очень: час ночи, вымотанная я, одна бензоколонка в пешей досягаемости от отеля, и та закрыта на технический перерыв. Сэндвичи мы все сожрали триста миль тому назад.

Ладно я сама, делов то. Но яжемать, и деточки мои усталые бездонными и голодными глазами на меня смотрят, спрашивают - "а что мы будем есть?"

Пришлось выкручиваться.

Для начала я нашла в остаточном мешке молоко и сладкие хлопья. Дочки оживились и задали следующий вопрос: "а из чего мы это будем есть?"

Тогда я распатронила пакет с сувенирами - кроме магнитиков и блокнотиков там были две вполне практичные и вместительные эмалированные кружки.

Вуаля. Вопрос "А чем мы это будем есть" - это уже техническая мелочь. Выдранная из дочкиной тетрадки картонная обложка, маникюрные ножницы и чуть отчаянной фантазии. Я не умею делать ни бумажные самолетики, ни кораблики, ни сентиментальных ласточек. А умею - брутальные и весьма функциональные картонные ложки.

И пока деточки самозабвенно хлебали свои хлопья, я закусывала соленым сыром со сладкими печеньками - а ведь и их как бы просила мне с собой не класть.

Ну и дальше до Риги - на плотном гостиничном завтраке и банальных хотдогах.
Оставить комментарий